• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Виктор КАРПЕНКО

 

 

 

 

 

КНЯЗЬ МОСКОВСКИЙ ВАСИЛИй
Глава из романа «ЯР, КНЯЗЬ ОШЕЛЬСКИЙ»

1
Князь Василий Дмитриевич, любя свою Софьюшку, все больше утверждался в мысли, что ее советы, ее вмешательство в дела княжества Московского приносят лишь зло. Пример тому Смоленск, вторично захваченный князем Витовтом. Но интересы Литовского князя простирались дальше: Псков, Великий Новгород, а там и Владимир с Москвой. Угрозу от Литвы, от тестя, последнее время Василий Дмитриевич чувствовал всеми клеточками своего страдающего тела. Болезнь, непонятная, неизлечимая, отнимавшая много сил и времени, не давала покоя князю Московскому. Болело все: голова, грудь, поясница, ноги... Больше всего ноги. Но князь не сдавался. Следуя указаниям новгородского ведуна Степана, он, пересиливая себя, совершал прогулки по кремлю, даже поднимался на стены. Сегодня он тоже поднялся в Ивановскую башню, и там его отыскал боярин Афанасий Петрович.
– Чего ты на башню-то полез? Послал кого-нибудь... Сам на ладан дышишь, а туда же... – участливо поддержал боярина князь Василий, усаживая его на лавку.
С трудом отдышавшись, боярин проговорил:
– Хотел сам с тобой, князюшка, поговорить, до того, как посольство тверское примешь.
– А что, приехали?
– Здесь, князюшка. От Тверского князя бояре пожаловали. Просить будут заступничества. Тесть-то твой, князь Витовт, совсем меры не знает, кровь русскую льет, что водицу. Послушай старика, помоги тверичам. Понимаю, что Витовт – сродственник тебе, но он думает только о Литве... Кто же, кроме тебя, великий князь, о Руси подумает? Князь-то Витовт, когда Псковскую волость воевал, только из Коложа взял одиннадцать тысяч полоняников, а народа православного сколь загубил... А под Вороначем что сотворил: в устрашение непокорным нагрузил две лодки убиенных литовцами детей и пустил по реке, чтобы все видели... Псковичи обратились за помощьюк Новгороду Великому, да новгородцы отказали, побоялись мести князя Литовского. Так Псков сам помстился – повоевали Ржеву, Великие Луки, подошли к Полоцку, да сил не хватило его взять. Теперь слово за тобой – поддержишь Псков – Новгород за тобой пойдет. Оставишь один на один с Литвой – Витовт разорит и Псков, и Новгород, и всю Северную Русь...
– Не кликушествуй, старик, – возвысил голос великий князь.
– Дело, конечно, твое... – стоял на своем боярин, – и советчиков у тебя немало, но послушай хоть раз старого. Я ведь отцу твоему служил, и тебе служу верой и правдой... Отринешь Псков, и поправить уже ничего не сможешь – отвернется от тебя Северная Русь, а Южная – под литовцами, а Западная от нашествия татар еще не оправилась. С кем супротив тестя своего встанешь?!
– Все! Молчи, старик! Обещаю одно: подумаю. Сиди здесь! Пришлю гридей, они помогут тебе спуститься...

2
Переговоры с тверским посольством шли непросто. Софья... Она прикладывала все усилия, чтобы их сорвать. Но ни ласки жены, ни настойчивые уговоры, ни напоминания о крестном целовании и заверениях в верности Витовту не помогли. Московский князь решил: он поддержит Псков и выступит против Витовта.
Приняв обоюдное решение, князья Московский и Тверской разорвали крестное целование Витовту и, объединив дружины, вошли в литовские земли, одновременно осадив Вязьму, Козельск и Серпейск. Но сил не хватило, и объединенное войско отступило. Витовт, узнав об этом, приказал перебить всех жителей Московского княжества, находящихся в литовских землях. Узнав о разрыве Витовта и Дмитрия, заволновалась Северная и Южная Литва. Русины и литвины теперь могли надеяться на поддержку князя Московского. В Литве начались волнения, недовольство литовско-польским союзом могло вылиться во всеобщее восстание.
В Москву потянулись литовцы. Первым приехал князь Александр Нелюб, сын князя Ивана Ольгимантовича. С ним пришло немало литовцев и поляков. Василий Дмитриевич принял его на службу и дал ему в кормление Переяславль. Следом потянулись и другие недовольные Витовтом, и каждый получал службу...
Осенью 1406 года скрытое противостояние двух князей вылилось в открытое. Со стороны Москвы и со стороны Вильно почти одновременно выступили два войска. Василий Дмитриевич остановился на реке Плаве, близ Крапивницы, чтобы дождаться прихода тверичей. Вскоре пришли четыре полка во главе с тверскими князьями и полки, присланные по просьбе Московского князя ханом Шадибеком. Но сражение не состоялось. Князья заключили перемирие и разошлись.
Князь Василий Дмитриевич очень пожалел, что обратился за помощью к татарскому хану. Татары, уходя, безжалостно грабили и убивали всех, кто попадался им на глаза на их пути.
Не прошло и года, как литовцы начали активные действия. Они захватили и разорили Одоев. Василий Дмитриевич опять собрал большое войско, и двинул его в литовские земли. Первым на его пути встал город Дмит-ровец. В отместку за действия Литовского князя город был взят и разорен до основания.
Войска сошлись у Вязьмы, но сражения не произошло. Князья опять заключили перемирие.
А по весне на Москве объявился Новгород-Северский князь Свидригайло, родной брат короля польского Ягайло, постоянный и опасный противник Витовта. Он был приверженцем православия и пользовался большим уважением у жителей Южной Руси. Приехал не один. С ним были владыка черниговский, шесть князей и множество бояр и воевод Черниговских и новгород-северских. Свидригайло принял решение встать под руку Московского князя.
Василий Дмитриевич радушно принял именитого гостя, и когда тот заявил о своем желании служить Московскому князю, рад был неимоверно. Он дал ему в кормление город Владимир с волостями, Юрьев-Польский, Волок-Ламский, Ржев, Коломну и даже Переяславль, отобрав его у князя Александра Нелюба.
Узнав об этом, княгиня Софья была страшно возмущена:
– Ты половину княжества отдал врагу моего отца! Он тебе этого не простит.
– Ништо, земли у Москвы много, не обеднеем. А за князем Свидригайло – вся Юго-Западная Русь. Что мне твой отец? Он враг мне! Свидригайло же мой молодший князь. Он мне служит!
Софья рвалась в Вильно, но Василий Дмитриевич, проявив характер, запретил ей покидать княжеский терем, и даже приставил к ней соглядатаев, чтобы ни посыльшиков, ни посланий от нее в Литву не уходило.
Князь Свидригайло пришел в Москву в июле, а в сентяре князь Витовт, собрав войско, в котором кроме литовцев были еще поляки, рыцари Ордена, пешцы из Жмуди, устремился к русским вежам.
Князь Василий Дмитриевич был готов. Он собрал свои полки и двинул их навстречу Витовту. Сошлись на реке Угре. Противостояние затянулось. Ни один из князей не мог решиться на наступление. И тогда князь Витовт предложил встретился с князем Василием один на один. Московский князь согласился. И вот они стали друг против друга. Витовт не видел зятя больше пяти лет и отметил не без огорчения изменения в нем. Василий располнел, ходил тяжело, переваливаясь, дышал с одышкой, часто сплевывал.
Витовт же совсем не изменился: был все такой же стройный, подвижный, словно время не властно над ним.
– Ну, здравствуй, князь Василий, – начал Витовт. – Пожмешь ли руку? Ведь мы с тобой не просто князья, мы – родственники. Не так ли?
– Все так, князь. И в детях моих течет кровь Гедеминовичей, но руки я тебе не подам. Много зла ты принес моему народу, много крови пролил безвинной. Тебе мало было Смоленска, ты пожелал большего... И вот ты здесь, на Угре.
– Оставим обвинения, – устало выдохнул Витовт. – Не затем я звал тебя... Скажи, как Софья, как внуки и внучки? Ты запретил моей дочери видеться со мной? Так ли?
– Так, князь! Софья – твоя дочь, но моя жена. А жена, по закону Божьему, должна слушаться мужа своего. Софья же забыла заповеди Христа. Она своевольна! А своеволичать я ей не позволю! Внуки же живы-здоровы и кланяются тебе, – чуть тише закончил он.–>Так что делать будем?
– Я на тебя, князь, зла не держу, Колож, как и Одоев, прощаю. Кровь своих воинов напрасно проливать не хочу! – вновь возвысил голос Василий Дмитриевич. – Коли ты не против, разойдемся по своим вежам.
– Я не против. Пришлю своих посольских бояр, пусть составят договор. Одно могу обещать твердо: договора не нарушу, крест в том целую!
Так закончилось великое стояние на Угре. Князь Литовский Витовт обещание свое сдержал, и больше ни Москве, ни Пскову, ни Новгороду Великому не угрожал. Софья еще дважды приезжала к своему отцу, даже привозила с собой дочерей, сыновей же князь Василий вывозить из Москвы запретил.

 

Роман Виктора КАРПЕНКО «ЯР, КНЯЗЬ ОШЕЛЬСКИЙ»
опубликован в журнале «КЕНТАВР» №5-2015г. (выходит в ноябре)

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 224 гостя и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ