• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Иван САКОВЕЦ

 

 

 

 

 

ПОБЕДИТЕЛЬ НЕБА
Глава из романа

Дракон против...
Дергачева перевязали, и, несмотря на большую потерю крови, бывший радиоинженер на службе у криптоидов не помышлял о диверсии и не готовил сюрприз наподобие того, что преподнес военспец, пустив в дело нож.
Шелеста связали и оставили в пещере, в десятке шагов от Дракона, которого он мечтал приручить.
– Пригляди за ним, – попросил Старшинин лейтенанта.
Алексей без возражений остался с военспецом. Ему тоже было интересно последить за медленной трансформацией «жидкометаллической» глыбы, выдавливающей из себя время от времени «пузыри» НЛО.
Белоброва освободили от шлема, захватов, клемм и детекторных присосок, уложили на пол кунга, попробовали привести в себя, но безрезультатно. Уфолог, психика которого «переселилась» в интерфейс Дракона, остался лежать без сознания.
– Может, сгорел, – равнодушно констатировал почерневший от боли и потери крови Дергачев.
Ему сунули термос с горячим чаем, и главный ответственный за активацию Дракона замолчал.
Его подчиненные, словно заведенные, продолжали следить за экранами комплекса, так и не изъявив желания узнать, что происходит за их спинами. Возможно, ими тоже управляли наездники, но рангом не выше обычного компьютера.
– Все-таки риск слишком высок, – хмуро сказал Старшинин, когда попытки привести в сознание подопытного ни к чему не привели. – Вы тоже хотите так кончить?
– Не беспокойтесь, товарищ полковник, – бодро ответил Варавва. – Кто не рискует, тот не пьет шампанского, вы же знаете. А мы с Женей не откажемся выкушать бутылочку.
– Я люблю брют, – улыбнулась бледная, с горящими щеками девушка. Она волновалась, но страха не испытывала.
Что-то произошло в системе управления комплексом. По рядам индикаторов метнулись красные огни, экраны компьютеров мигнули, по ним побежала морская рябь искажений.
Дергачев, держась рукой за перебинтованную шею, сунулся к своему компьютеру.
– Что происходит? – повернулся к нему полковник.
– Он отреагировал...
– На что?
– Не понимаю...
– Может, на прекращение связи с уфологом?
– Нет... – Дергачев, как пианист, пробежался пальцами по клавиатуре. – Его что-то встревожило.
– Говорите яснее!
– Не знаю... не уверен... похоже на пересечение энергопотоков... что-то влияет на него извне...
– Чистильщик! – осенило Варавву. – Военспец говорил о каком-то зональном чистильщике. Не он ли появился?
Вепрев выскочил из кунга, развернул задеревеневшего в одной позе Шелеста к себе.
– Как выглядит ваш чистильщик?! Он видим или невидим?! Что это такое?! Космический корабль?! Портал?! Спецкоманда?!
– НЛО, – осклабился Шелест. – Я предупреждал... он уже здесь... вас сейчас сотрут в порошок!
Кашин, выбежавший следом за Вепревым, обменялся с ним взглядом.
– Опоздали? – сощурился Трофим.
Варавва метнулся назад.
– Подсоединяйте нас! Женя, я бы все же попросил тебя остаться. Со мной пойдет ТТ.
– Нет! – выпалила Евгения. – Мы решили: я с тобой!
– Парни, мы уходим, что бы ни случилось – держите оборону! Если нам суждено выжить – выживем! А нет – никто нас не осудит. Товарищ полковник...
– Иди, майор, – проворчал Старшинин, – делай, что обещал, спасай мир. Да и нас всех заодно.
Саркофаг был рассчитан на одного человека, поэтому Варавва и Евгения уместились в нем с трудом, полностью освободившись от одежды. Девушка стеснялась, и Вепрев с полковником отвернулись, чтобы не мешать процедуре раздевания. Помогал новым «пси-донорам» Дергачев, теряющий силы на глазах. Дошло до того, что он упал у саркофага, и Варавва поддержал его, позвав:
– Трофим, помоги криптоиду, а то еще потеряет сознание до включения.
Вепрев дал инженеру горячего чаю.
Больше всего времени занял процесс приклеивания детекторов. Их оказалось больше десятка на одного человека, пришлось поворачиваться, тесно прижимаясь друг к другу (что было очень даже приятно),осторожно вытягивая руки и ноги, потом снова укладываться и терпеть холодные прикосновения чашечек и липучек.
Старшинин зорко следил за действиями Дергачева.
Вепрев контролировал операторов, получивших новое задание, но не высказавших никаких сомнений в его необходимости.
Прибежал Алексей, с любопытством понаблюдал за церемонией подготовки запуска «драконавтов», Старшинин сдвинул брови, и лейтенант убежал к пленнику. Крикнул оттуда (дверь в кунг осталась открытой):
– Он «кипит»!
Вепрев выглянул наружу, пригляделся к глыбе Дракона, передернул плечами, вернулся к пультам.
– И в самом деле кипит – фонтанчики пускает и красными молниями стреляет.
– Готово, – доложил Дергачев.
Старшинин склонился над саркофагом.
– Станет плохо – дайте знать.
– Обязательно, – пообещал Варавва, обнимающий Евгению со спины – руки на животе, под грудью; оба лежали на боку. – Но мы его укротим!
Крышка саркофага захлопнулась.
– Разгон! – повернулся к операторам Дергачев. – На «бета-сорок», ламинарно, в три стадии.
Операторы ответили «музыкальными» аккордами клавиатур.
Рябь на экранах контроля потускнела, сменилась игрой синих и зеленых колец, испускающих россыпи звездочек.
Центральный экран показал цветную схему, изображавшую два человеческих черепа, внутри которых пульсировали желтые и красные чешуи и петли.
– Мне надо сесть, – пробормотал Дергачев, еще больше бледнея.
Вепрев помог ему добраться до кресла.
Глаза лежащих в саркофаге закрылись.
– Они отключились? – нахмурился Старшинин.
– Входят в измененное состояние сознания.
Снаружи раздался треск, что-то быстро прокричал Алексей.
Вепрев выглянул.
Туша Дракона изменила очертания, перестав быть огромной текучей глыбой металла, поднялась вверх, приобретая форму карикатурной фигуры человека, увитой сеточкой молний.
– Голем! – оглянулся на кунг лейтенант. Глаза его горели, он был возбужден и потрясен.
– Отойди! – сказал Вепрев.
Алексей отступил к кунгу.
Шелест остался стоять на месте, неподвижный, как деревянный идол.
«Голем» начал корчиться, то разделяясь на две фигуры, то сливаясь в одну, молний вокруг него стало больше, пещеру накрыла волна треска, запахло озоном.
Алексей отступил еще дальше.
– Дьявольщина! Он не потечет во все стороны?!
Дракон внезапно застыл – кошмарная конструкция из двух объединенных, текучих, металлических «скелетов» – и безглазо посмотрел на людей...

Лежать было неудобно, и если бы не ощущение живого прикосновения тела женщины и не осознание цели, Варавва испытывал бы, наверно, неловкость и недовольство, но испытывал душевный подъем, трепет и обвальную нежность пополам с желанием защитить любимую от любых бед и невзгод. Мужское либидо в счет не шло, хотя по сознанию и скользнул «кроличий хвостик» желания. Главным в данный момент было ощущение не физической, а духовной близости.
– Извини, – на всякий случай сказал он.
– Мне приятно, – прошептала она в ответ.
– Мне тоже. Повторим... потом?
– Если захочешь...
– Захочу! – подтвердил он.
По телам пробежала волна электрических укольчиков, оба замолчали, прислушиваясь к себе. Свет перед глазами померк. В голове Вараввы родилось облачко эфемерного свечения, объявшего весь объем головы, объединившего все чувства в единый ментальный «организм».
Евгения вздрогнула. Он успокаивающе сжал ее в руках.
Облачко мыслей-ощущений выросло в размерах, выходя за пределы черепа, соприкоснулось с другим таким же, принадлежащим спутнице.Откуда-то из глубин внутреннего космоса вылетела теннисная ракетка, подбросила ментальные «мячики» пары и загнала в подобие трубы, состоящей из светящихся фиолетовых обручей. «Души» Вараввы и Жени устремились по этой трубе в пропасть неведомой глубины, вонзились в свитую из ветвящихся молний гору нечеловеческих ощущений и переживаний, обвитую черными пауками и каракатицами.
Варавва почувствовал, как сжалось сердце: пауки несли в себе некий древний апокалиптический ужас и угрозу! Это дала о себе знать программа Дракона, его «психика», нацеленная на войну с себе подобными, и паукообразные файлы готовы были направить хозяина на ту деятельность, для которой его создавали. Чтобы подчинить робота, надо было эти файлы нейтрализовать и добраться до сияющего «сердца» монстра, представляющего собой основной контур управления.
«Женя! – мысленно воззвал Варавва. – Ты меня слышишь?»
«Слышу, милый!» – отозвалась она; это был не звук, не голос, но он услышал ответ.
«Пробиваемся к девайсу Дракона, видишь светящийся георгин?»
«Чувствую...»
«Защищай спину от пауков, если полезут!»
«Как?»
«Представь, что ты язык огня, и бей по лапам!»
«Поняла».
Варавва сосредоточился на броске, наметил атаку на ближайшего паука и прыгнул вперед, вонзая в растопырчатую многолапую тень огненный клинок мысли.
Паук дернулся, загорелся, распадаясь на струи дыма, освободил проход.
Остальные пауки с недоумением повернулись к огненному гостю, несущему им смерть.
Варавва безжалостно развеял с десяток тварей, почувствовал приток сил (Женя не отставала, размахивая горящим копьем мысленной поддержки), достиг текучей световой сердцевины георгина, влился в него, как струя расплавленного чугуна в ковш.
Обожгло, ослепило, но не сильно, способность чувствовать и мыслить он не потерял.
Зрение стало многодиапазонным, вариативным, резонансным: всплеск – из темноты выплывает искаженный объем пещеры, видны люди в ней, кунг, трубы. Еще один удар сердца – волна искажений стирает первое впечатление, изображение дробится на осколки, гаснет...
Новый всплеск озарения – отчетливо проявляются слои породы в стенах пещеры, сотрясение – объем вокруг причудливо ломается на кривые зеркальные осколки, гаснет... и эта метаморфоза зрения с частотой в три-четыре потрясения в секунду продолжалась до тех пор, пока Варавва не занял собой почти весь эфемерный призрачный массив «звериного девайса».
Последним усилием воли он подчинил трепыхание георгина, всю его информационно-энергетическую иерархию себе (до него это пытались сделать пси-операторы, последним – Белобров) и превратился в сущность, созданную сотни миллионов лет назад неизвестными разумными существами для войны.
«Вар! – послышался тонкий голосок. – Мне страшно!»
Он вытащил огненную мысль-птицу из объятий паука, походя развеяв его в пыль, пристроил птицу внутри себя как дополнительное сердце.
«Не бойся, помощница! Идем дальше?»
«Идем!» – прозвенела-просияла птица.
Зрение обрело комплексно-адресный характер: Варавва стал видеть то, что хотел видеть в данный момент.
«Кунг!»
Перед его мыслевзором раскрылся объем блока управления, где сидели операторы, терпеливо ждали «продолжения банкета» товарищи и лежали в саркофаге, тесно прижавшись друг к другу, тела пси-посланцев.
«Шахта!»
Перед глазами, а точнее – перед мыслесферой Вараввы развернулось изображение шахты, соединявшей пещеру с поверхностью. Стали слышны неприятные звуки: треск, щелчки, свист, – стены шахты вздрагивали.
«Берег!»
Впечатление было такое, будто его выбросил вверх столб дыма из жерла вулкана!
Пошатавшись в изломах искажений, пейзаж с крутым берегом реки стал виден во всех подробностях.
На более низком и топком берегу Вязовки дымили два вертолета – Ми-28 «Ночной охотник» и Ми-8. В двух сотнях метров от скальной гряды на отмели стоял Ка-52, судя по всему – поврежденный. У подножия гряды дымили остатки санитарного вертолета. К берегу приткнулся небольшой катер. Сопку крутого правого берега окружала цепь зеленых фигур. А над скалами и козырьком над пещерой висел бликующий в косых лучах заходящего солнца летательный аппарат, напоминающий формой медузу. Он то снижался, то подскакивал с немыслимой скоростью вверх и вонзал в скалы под ним ручьи синего электрического огня, разнося в щебень огромные валуны.
«Варавва!»
«Вижу, – ответил он. – Подоспели, черные души!»
«Медуза» метнула каскад огненных разрядов.
Варавва напрягся, и Дракон ожил, вырываясь из пещеры, в которой спал сотни миллионов лет!

Прошла минута после размещения Кашина и журналистки в саркофаге.
Старшинин расслабился, хотя понимал, что главное еще впереди. Однако сердце ныло, хотелось уснуть и забыться, не ожидая постоянно неприятных сюрпризов ни от пришельцев, ни от людей.
Дергачев приободрился, продолжая поглощать горячий чай из термоса. Он и позвал полковника к своему столу, когда компьютер доложил ему об изменении состояния Дракона.
– Он... просыпается.
– В каком смысле? – уточнил Старшинин.
– Датчики фиксируют рост энергообмена. Наш генератор ему не нужен.
– А... посланцы?
– Они там...
– Где?!
– Внутри. – Дергачев заметил, как изменилось лицо полковника, торопливо добавил: – Контур управления связан с интерфейсом робота, перципиенты мысленно перешли в этот интерфейс, вмешались в его программу.
– Как их вернуть обратно?
Инженер виновато развел руками.
– Мы не рассчитывали на возвращение брейн-оператора... они сами должны... выбраться.
Несколько мгновений Старшинин осознавал смысл сказанного, не сводя заледеневших глаз с лица оператора.
Тот вжался в спинку кресла, пролепетал:
– Не я разрабатывал алгоритм активации... возвращение не предусматривалось... никто не возвращался.
Старшинин потянулся за пистолетом.
Дергачев побелел.
– Я только исполнитель... без меня вы ничего не...
Кто-то положил руку на сгиб локтя Старшинина.
– Товарищ полковник.
Старшинин выдохнул, ослабил хват рукояти, смахнул со лба испарину.
– Нелюдь!.. Чего тебе?
– Там происходит нечто любопытное, – сказал Вепрев.
Выбрались из кунга.
Дракон перестал походить на глыбу жидкого металла. Теперь он представлял собой невероятно сложный конгломерат из жидких металлических струй и капель, напоминающий конструкции, изображенные Сальвадором Дали. Формой конгломерат слегка походил на слившиеся воедино человеческие скелеты – два огромных и два десятка поменьше. Ширина кластера уменьшилась, высота увеличилась, в настоящий момент Дракон доставал «головой» свода пещеры, покрытый слоем искр и фиолетовых молний. От фигуры Дракона дул холодный, насыщенный озоном ветер.
– У меня впечатление, что он собирается рожать, – с восхищением и страхом проговорил возбужденный до крайности Алексей. – Видите, они толкаются, и пузо растет.
– Может, спросить у этого... десятого, что происходит? – предложил Вепрев.
– Наши посланцы там, – кивнул на «сгусток скелетов» Старшинин.
– Как – там? – не понял майор.
– Мысленно... информационно... не знаю, как... их души внутри Дракона.
– И что теперь будет?
Ответить Старшинин не успел.
Вся скульптурная композиция скелетов засияла так, что люди в пещере невольно закрыли глаза ладонями, превратилась в жидкометаллический фонтан, хлынувший вверх и легко пронизавший потолок пещеры.
Затряслись стены, в пещеру посыпались струйки мелких камней.
Дракон исчез!
Люди в молчаливом оцепенении смотрели на дыру в потолке, прорезавшую слои пород до самой поверхности земли.
Далеко вверху стал виден синий кружок неба...

 

Роман Ивана САКОВЦА «ПОБЕДИТЕЛЬ НЕБА»
опубликован в десятом выпуске журнала «ПОДВИГ» за 2016 год (ОКТЯБРЬ)

 

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 387 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ