• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Андрей ЗАРИН

 

 

 

 

 

ПОТЕРЯ ЧЕСТИ
Отрывок из рассказа

Был двенадцатый час ночи, когда Пафнутьев с крымским помещиком Абрамовым входили в подъезд Железнодорожного клуба, где в то время велась едва ли не самая крупная игра.
Характерная черта в хронике клубов: крупная игра переходит из одного клуба в другой, как заразная болезнь, как чума. Вдруг объявится в одном, и туда почему-то устремится и крупный, и мелкий игрок, а другие клубы на время обращаются в места пустынные. Потом, так же вдруг, в этом клубе игра упадает, игроки исчезают и появляются в другом клубе.
Только Купеческий клуб держится в этом отношении неизменно, и игра в нем всегда крупная и ровная.
Пафнутьев и Абрамов сбросили шубы в швейцарской и направились в игорные залы.
Самый опытный наблюдатель не приметил бы на лице Абрамова следов грима, и близкий знакомый частного сыщика Патмосова не узнал бы его в этом господине с круглым брюшком, с седоватой бородкой, лихо закрученными усами, манерами отставного гусара и громким смехом.
– В прежнее время в банчишко резался, а этой игры не знаю, – громко говорил он, проходя маленькую комнату с мягкими диванами, на одном из которых уже спал проигравшийся и с горя напившийся игрок.
Игра была в полном разгаре.
В большом зале и двух малых толпились игроки, то переходя от стола к столу, то облепив какой-нибудь стол, как мухи кусок сахара, то присаживаясь к столам, за которыми сидели те, которые метали банк, давали ответ и являлись центрами игры.
Бродившими были "мазчики", в большинстве или проигравшиеся уже, или имеющие очень маленькие деньги, хотя между ними встречаются и крупные игроки, признающие только понт.
У Патмосова в первое мгновение закружилась голова. Яркий свет сотен электрических ламп тускнел в облаках табачного дыма, который ел глаза и от которого першило в горле. Люди в отдалении казались тенями. Все смешивалось в общую кучу, и в этой атмосфере стоял непрерывный гул, который прорезывали отдельные, то хриплые, то звонкие возгласы.
– Прием на первую! – кричали с одной стороны. – Двенадцать рублей, восемь рублей...
– Я покрыл!
– Банк покрыт!
– Ответ! – неслось с другой стороны. – Делайте игру!
– Комплект! Два куша!
А карточники ходили от стола к столу и, покрывая общий шум, кричали:
– Место! Место свободное! Новый стол!
И в общем шуме смеха, крика, говора, грохота стульев и шарканья ног, как отдаленная мелодия, слышался звон серебра и золота.
– Ну, руководи! – сказал Патмосов Пафнутьеву. – Прежде всего, где этот Колычев?
– Вот он, – шепнул Пафнутьев, показывая на стол.
Изящно одетый в темный пиджак, с изумрудным перстнем на левой руке, с сигарой в дорогом мундштуке, он производил впечатление джентльмена.
Физиономия его сразу располагала в свою пользу. Широкий лоб, черные, густые брови, под ними светлые, умные серые глаза, ровный нос, полные губы, русая бородка и матовый цвет лица.
Играл он с благородным спокойствием, ничем не выражая досады на проигрыш, хотя, видимо, проигрывал, судя по тому, что каждый раз вынимал деньги из-под большого серебряного портсигара, ставил их на стол и не получал назад.
Патмосов стал разглядывать других игроков.
Очередь метать дошла до Колычева. Он что-то сказал своему соседу, и тот, мгновенно оживившись, закричал:
– Ответ!
Вероятно, все знали метку Колычева, потому что у стола тотчас лобразовалась давка. Через плечо и голову Патмосова потянулись руки с деньгами. Кто-то попросил его поставить на крылья, кто-то в круг.
Патмосов, чтобы не казаться праздным зрителем, следом за другими бросил в круг три рубля.
Он уже понял, в чем состоит игра экарте (карточная игра на двоих, ставки в которой могут делать также и другие люди), в которую тогда везде играли, и сразу усвоил систему ставок и расчетов. Стол моментально покрылся деньгами. Сосед приподнялся, чтобы сосчитать сумму ставок, но Колычев с небрежной улыбкой остановил его и сдал карты.
Два козыря; туз; король с десяткой, – и у Колычева всего двойка.
– Комплект!
За плечом Патмосова весело засмеялись:
– Две недели уже так!
– На его метке только и поправляюсь!
– Вчера, в Купеческом, я на нем с трех рублей четыреста сделал! – услыхал Патмосов голоса.
– Господа, берите деньги!
Патмосов получил три рубля выигрыша.
– Делайте игру!
Он оставил на столе шесть рублей и опять выиграл.
Колычев вынул бумажник и достал из него две бумажки по пятьсот рублей.
– Делайте игру! – раздался снова возглас после расчета, и Патмосов бросил все двенадцать рублей.
– Два куша!
Колычев бросил карты и снова полез в бумажник.
– Сделайте карты! – попросил он визави, и лицо его было по-прежнему спокойно и приветливо, только улыбка сошла с полных губ.
И опять:
– Делайте игру!
Комплект, два куша, куш, и опять комплект!
Патмосову стало совестно. Его три рубля обратились уже в сто двадцать рублей, а Колычев продолжал раздавать и раздавать. Патмосов перестал играть.
Наконец, Колычев проиграл снова, удар, полез в бумажник, вынул из него две бумажки по двадцать пять рублей, полез в кошелек, достал из него на сто рублей золотом; пошарил по карманам, набрал еще тридцать рублей и позвал карточника.
– Принеси из кассы тысячу, – сказал он и бросил карты.
– Не везет! – сказал ему отставной генерал.
– Две недели. Больше! – ответил Колычев.
Карточник принес деньги. Колычев рассчитался, положил в карман оставшиеся деньги и встал.
– Довольно! – И он пошел от стола.
Патмосов тотчас двинулся следом за ним, с рассеянным видом смотря по сторонам.
Вдруг он насторожился. К Колычеву подошел франтоватый господин и, поздоровавшись с ним, спросил:
– Вы куда? Домой?
– Домой, – ответил Колычев.
– Поедем в ресторан. У меня есть к вам серьезное дело.
– Ночью, в ресторан?
– Такое дело везде обделать можно! – смеясь, ответил франт.
– Что же, поедем! – согласился Колычев. – Куда?
Подошедший назвал лучший ресторан, и они направились к выходу.
Патмосов оглянулся. К нему тотчас подоспел Пафнутьев.
– Ужинать?
– Ужинай ты один. Я уеду. Разузнай же побольше о Колычеве, буду ждать, а теперь мне надо уйти!
Он кивнул удивленному Пафнутьеву и быстро прошел в прихожую. Выйдя на улицу, тотчас сел в сани и велел гнать в названный ресторан. Лихач пронес его по Невскому стрелою.
Патмосов сбросил шубу, поднялся наверх и прямо к управляющему.
Тот почтительно пригнулся.
– Не узнал, – засмеялся Патмосов и тихо сказал: – Это я, Патмосов!
Управляющий отшатнулся от него с изумлением, а потом расцвел:
– Уж и искусник вы, Алексей Романович!
– Дело у меня. Вот что, дорогой, я займу у вас тот кабинет, знаете?
Управляющий кивнул.
– А вы, как войдет сюда Колычев с одним господином... Знаете Колычева?
– Михаила Андреевича? Как же-с!
– Ну, так вы их в соседнем устройте. Поняли?
– Отлично, понял, будьте покойны.
– Так я иду!
Патмосов расположился в знакомом ему кабинете, из которого можно было наблюдать, что делается в соседнем, и спросил себе ужин.
Почти следом за ним соседний кабинет занял Колычев с своим знакомым.
Официант подал Патмосову ужин и скрылся.
Патмосов осторожно отодвинул известную только ему заслонку в стене и пристроился к ней.
Через нее нельзя было видеть сидящих в кабинете, но слышно было каждое слово.
Знакомый Колычева рассказывал анекдоты и острил.
Колычев жаловался на свой проигрыш и невезенье в игре.
– Было время, когда вы били! Теперь – вас! Ха-ха-ха! Закон возмездия!
– Но слишком жестоко, Владислав Казимирович! – ответил Колычев.
Наступило молчание. Вошел официант, что-то поставил, что-то принял.
– Больше тебя не нужно! – раздался голос того, кого Колычев называл Владиславом Казимировичем.
Патмосов услышал легкий звон стаканов, слова "За ваше здоровье", чоканье. И потом голос Владислава Казимировича вдруг превратился в сухой и резкий.
Патмосов весь обратился в слух, чувствуя, что сейчас он услышит самое для него интересное.

– Вот что, дорогой Михаил Андреевич, – раздавался голос Владислава Казимировича, – вы проигрались и запутались. Не спорьте, не спорьте! Я все знаю. Я знаю, что, если бы вникнуть в ваши счеты с Южным банком... Ну, не буду, не буду! Молчу...
На мгновение наступило молчание, затем снова стукнулись стаканы, и опять тот же голос сказал:
– Так вот, я хотел предложить вам быстро поправить ваши дела.
– Как? – спросил Колычев.
– Игрою! – уверенно ответил Владислав Казимирович.
– Не понимаю!
– Очень просто. Я беседую с вами не от себя, а, так сказать, от товарищества на вере. Ха-ха-ха! Рассчитывая на вашу порядочность и скромность. Да-с! Мы играем без проигрыша. Хотите быть с нами заодно?
– Шул... – послышался голос Колычева, тотчас заглушённый другим голосом.
– Шулер, хотите сказать? Пусть! Чем тут возмущаться? Дураки испытывают счастье. Мы – искусство. Счастье вам изменило; искусство нас не подведет. Никогда!
Наступило снова молчание.
Патмосов слышал тяжелое, прерывистое дыханье Колычева, потом крупные глотки из стакана, стук резко поставленного стакана, и, наконец, Колычев произнес:
– В чем же выразится мое участие?
– Пустое! – послышался голос Владислава Казимировича. – Вы будете только метать. Держать ответ как всегда. И только!
– Своими картами?
– Не ваше дело! Вы будете брать карты со стола. Будьте покойны. Ведь мы знаем, с кем будем вести компанию!
– Все же я хочу знать, в чем моя роль и в чем тут дело.
Послышался вздох, смешок и затем голос:
– Ну, извольте! Вы берете карты. Мы сидим подле вас, стоим вокруг вашего стула. Вы закрыты. Сдаете три карты, а затем кладете колоду, подымаетесь! Заметьте! Так! И считаете удар. Потом садитесь и мечите. Больше ничего не нужно! Следующие удары вы можете не считать. Все готово! У вас уже другие карты, и вы всех – чик! чик! Ха-ха-ха! И пока вы с нами, мы даем вам с выигрыша ровно половину! А?
Патмосов замер, ожидая ответа Колычева, но тот молчал, и снова раздался голос его искусителя:
– У нас, видите ли, сейчас нет банкомета. То есть лица, внушающего уважение. Был Свищев, но на него стали коситься. Да! И мы остановились на вас. Не согласитесь, – не надо. Мы найдем! Но вы без нас, Михаил Андреевич, не поправитесь. На фортуне отыграться трудно. Ой, трудно! А ваши дела...
Снова наступило молчание, звон бутылки о край стакана, стук поставленного стакана и тревожный голос искусителя:
– Так как же-с?
– Я согласен! – едва донеслось до слуха Патмосова.
– Я это знал! – радостно воскликнул Владислав Казимирович. – Вы умный человек! Скоро отыграетесь. Какой! Снова наиграете! Руку! Ну, ну, не морщитесь! Мы хорошие люди, ей-богу! Еще бутылочку!
Зазвенел звонок, дверь открылась.
– Заморозить еще одну головку!
Патмосов закрыл отдушину, позвал человека, расплатился и вышел.
– Довольны, Алексей Романович? – спросил его управляющий.
– Очень хороший ужин. Хороший у вас повар, – добродушно ответил Патмосов и спустился с лестницы.
Он вернулся домой в подавленном настроении и, улегшись в постель, не мог избавиться от этого настроения и долго ворочался с боку на бок.
Что он скажет отцу этого несчастного человека? Как он должен поступить, проникнув в тайны шулерской компании? Вправе ли он скрывать эту тайну, быть соучастником, только потому, что среди них есть несчастный порядочный человек? Все эти мысли не давали ему покоя.
Послышался благовест к ранней обедне, а Патмосов еще не принял никакого решения.

Рассказ Андрея ЗАРИНА «ПОТЕРЯ ЧЕСТИ»
опубликован в журнале «Детективы «СМ» №02-2017 (выходит в апреле)



Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 365 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ