• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Алексей КЛЁНОВ

 

 

 

 

 

 

ДОЛГ без ПРАВА ПЕРЕДАЧИ
Отрывок из романа
ПРЕДЛОЖЕН АВТОРОМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ


Обошлось. Выехали гладко, на блокпосту у нас даже документы проверять не стали, предупреждённые комендантом. Я только слегка притормозил, бойцы заглянули через стекло в салон и дали отмашку. Отъехав с километр, я остановил машину, и перевёл дух, почувствовав, что пот предательски струится по спине. Только сейчас ощутил, что эти полчаса с небольшим пережил на чистом адреналине. Надеюсь, со стороны этого заметно не было. Незачем давать полковнику повод для усмешек. Заглушив движок, я закурил, постучал по микрофону и вышел на связь:
- Хан, здесь Кич. Посылка едет, подлётное время пять минут.
- Понял, ждём, - тут же отозвался Азик.
И по голосу не трудно было догадаться, что оба там тоже всё это время находились в постоянном напряжении. Оно и понятно. Не шутка, волку в зубы лезть. Нет, мы конечно ребята крутые и всё такое, и по тылам не раз гуляли. Но ведь жить нам тоже хочется, не самоубийцы же. Чтобы взбодрить ребят, я мягко успокоил:
- Всё в порядке, братишка. Сейчас будем.
И, оборачиваясь к Тише, спросил:
- Ты в норме? Не сильно помяли?
Тиша глухо отозвался:
- Да. Живой, как видишь.
И вдруг всхлипнул, и едва не заревел в голос:
- Мама с папой… Их нет…
Я окаменел. Чувствовалось, парень сейчас завоет в голос, а чем я его утешу? Как? И что с ним делать теперь,  небоеспособным? Ему бы по-хорошему сейчас  нажраться надо вусмерть, чтоб шизу не подхватить, прореветься. Но ведь не время и не место! Чтобы хоть как то предотвратить истерику я попытался успокоить:
- Тиша, не гони. Откуда знаешь? Ты их мёртвыми видел? Нет. Значит, надежда есть. Всегда надо надеяться, парень. Ты поверь мне…
- Нет их!!!- взвизгнул Тиша. – Понял ты?! Нет! Они их убили, суки. Вот такие твари как этот – убили! Ах ты б…!
И Тиша, перейдя от слов к делу, набросил сзади на шею полковнику скованные наручниками руки и принялся душить его со всем усердием. Этого мне только не хватало!
Полковник захрипел и задергался, пытаясь сбросить Тишины руки, но парнишка давил на горло со всей яростью, на которую был способен, и, кажется, отступать не собирался. Задушит, на хрен. Точно задушит! Выбирать мне не приходилось, полковник нужен живой. Я мёртвой хваткой сжал Тишины предплечья, большими пальцами надавил на две точки, и Тиша почти мгновенно обмяк, на время потеряв способность управлять руками. Даже перебросить их через голову полковника обратно не смог, и уже откровенно зарыдал в голос от бессилия и неудачи. Осторожно перебросив его руки назад, я спросил полковника «Живой?», заметил, как он кивнул не в силах говорить, и выскочил наружу. Выдернув ключ из замка, на всякий случай. Сев рядом с Тишей сзади, я прижал парня к себе, и насильно влил ему в горло грамм пятьдесят из заветной фляжки, припрятанной в кармашке «разгрузки». Тиша пытался оттолкнуть мои руки и отплёвывался, но всё же какая-то часть водки проскочила в желудок, и спустя минуту парнишка малость успокоился. Он сидел и всхлипывал, а я, прижав его к себе, ненавидяще смотрел в затылок полковнику, стиснув зубы, и сам с трудом сдерживался, чтобы не выстрелить ему в затылок. Конечно, я понимаю, что не он лично причастен к смерти Тишиных родителей, если они погибли. Но ведь это такие как он высокие чины отдают приказы, и с их ведома, согласия и по их приказу творится всё, что творится вокруг. Так что Тишу можно и понять, и простить. И я даже в рапорте ничего указывать не стану о его попытке расправиться с полканом. Если, конечно, вернёмся живыми обратно.
Дождавшись, когда Тиша затих, и сомлел от спиртного, я осторожно освободил его от наручников, и похлопал по плечу:
- Ну, всё, всё. Перестань. Не время сейчас, малой. После будем горевать. После, родной. Ты только держись, ладно? Нам ещё ответку сделать надо. Да и не хорони ты их раньше времени. Откуда ты узнал?
 Тиша, шумно высморкавшись,  заплетающимся малость языком ответил:
- Соседка, Анна Петровна… Сказала, что их забрали два месяца назад. Больше их никто не видел.
- Ну, вот видишь. Никто не видел. Не факт что… Что их нет, в общем. Будем надеяться, что живы. Ты же знаешь, что нередко гражданских забирают, чтобы потом выдать их за ополченцев и обменять на своих. А как могли узнать? Ты же говорил, что уехал в Донецк, в колледж. С чего бы решили, что ты в ополчении?
- Дениска Танцюра, сука… Всегда за майдан скакал. И дядя у него в правосеках. Самого его не взяли, здоровье никакое. Вот и старается. Стучит теперь на всех, и на меня стукнул.
- Этот тот пацан, что тебя выследил?
- А вы видели?
- Ворон видел. Хотел снять, я запретил.
- И зря. Надо было грохнуть, тварь!
- Наверное… Только как-то на мальчишку рука не поднялась. Ладно, чего теперь? Когда-нибудь сочтёшься, при случае. А сейчас нельзя. Сам понимаешь.
Заметив, что полковник пытается открыть дверь, я рявкнул:
- Сидеть! Куда?
Полковник огрызнулся:
- Да не сбегу я! Дай воздуха глотнуть. Чуть не придушил малец. Бешеные вы все какие-то!
Как бы в самом деле не задохся. Влив в Тишу ещё малость водки, я спрятал фляжку и разрешил:
- Ладно, иди. Не вздумай сдёрнуть. Стрелять не стану, догоню и накажу.
Выбравшись из салона вслед за полковником, я дождался, когда тот надышится свежим воздухом и коротко велел:
- В машину.
Полковник безропотно сел на переднее сиденье, сердито хлопнув при этом дверцей, и опасливо покосился на сидящего сзади Тишу. Я усмехнулся, но комментировать ничего не стал. После Тишиного сообщения как-то не было желания ёрничать. Сев за руль, с ходу рванул с места и, свернув через пару километров на грунтовку, подлетел к точке встречи с ребятами. Остановив машину, заглушил движок, прислушался, и, никого не увидев, вышел наружу и коротко свистнул. Только после этого из темноты отозвался Азик, как Соловей-разбойник. Сам он подлетел едва ли не раньше, чем долетел звук свиста. Стасик подошёл с другой стороны. Азик, поросёнок, не удержался от подначки. Озадаченно посмотрев в сторону Марьинки, удивлённо спросил:
- Кич, я не понял, а почему ничего не взрывается и не горит? Не узнаю тебя.
Стасик поддакнул:
- Ага…
А ведь в корень зрят, понимают, что просто так прогуляться я не могу. Похлопав парней по плечам, я подтвердил:
- Есть работа. Как минимум один «Град». Видел в «пожарке». Надо сделать сюрприз оппонентам, чтоб не расслаблялись. Мы же не можем пройти равнодушно мимо такого подарка, верно парни?
Азик сладостно воздел глаза к небу:
- О чём речь, командир? Тем более у нас с собой было.
И многозначительно похлопал по своему рюкзаку. Ну да, у нас было… Запасливый Азик всегда имеет в багаже пару–тройку кило пластида. А значит, задача проста, как перпендикуляр: тихо вернуться в Марьинку, тенями прошмыгнуть до пожарного депо, и устроить небольшой фейерверк. Одним пластидом «Грады», конечно, не раскурочить, но повредить серьёзно можно. А это уже немало. Я согласно кивнул, но предупредил:
- Парни, пойти придётся вам двоим. Мне нужно остаться.
Оба синхронно удивились:
- Не понял, командир?
А Азик уточнил:
- За полканом Тиша просмотрит. Как мы без твоего чуткого руководства?
 Я отрицательно покачал головой:
- Тишу сейчас лучше не трогать.
И коротко рассказал о Тишиных родителях, и попытке Тиши задушить полковника. Не забыв, естественно, прозрачно намекнуть, что это информация не для рапортов, которые мы будем писать по возвращении.
Комментировать парни не стали, нечего. И без слов всё понятно. Только молча покивали и согласились. Задачу я им поставил в минуту, о месте встречи договорились. И тут меня окликнул полковник, приоткрыв дверь:
- Командир, на два слова.
Сказав ребятам «Обождите», я подошёл к машине:
- Ну, что ещё?
- Командир, я так понял, ты бойцов в Марьинку отправляешь? Не делай удивлённых глаз. Видел я, с каким вожделением ты на «Град» в «пожарке» смотрел.
- И из этого  ты сделал вывод, что я своих парней отправляю в Марьинку похулиганить?
- Из этого я делаю вывод, что вы не разведгруппа, а ДРГ. А точнее – «Трёшка». Не удивляйся, слава впереди вас катится. Сложить дважды два не сложно, да и не шептались вы, а у меня слух хороший. Думаю, для тебя не новость, что за ваши головы награда объявлена, и не маленькая. Ориентировки на вас троих так и лежат у тебя под разгрузкой. Ты ведь украинского не знаешь, а там чёрным по белому написано кто вы, и чем отличились. Так что не удивляйся.
Ну да, в моём положении глупо удивляться, это верно. Уел меня полковник. И что дальше?
- И что дальше? – озвучил я свой вопрос.
- А дальше вот что. Я предлагаю тебе сделку. Но давай поговорим с глазу на глаз.
 И полковник выжидающе замолчал, многозначительно скосив глаза на Тишу, а потом стрельнув хитрым взглядом в сторону Азика со Стасом. Меня такой расклад не устроил, о чём я категорически и заявил:
- Говори при ребятах. Нет у меня от них секретов. Особенно в том, что мне может сообщить пленный.
И видя, что полковник колеблется,  подстегнул:
- Давай-давай. Чего ты там надумал? С моей легендой ты неплохо предложил, авось и ещё чего дельного скажешь. А мы рассмотрим, и подумаем.
Говоря это, я намекал, что полковник может предложить какой-то дельный вариант с уничтожением «Града» в Марьинке. А что? Он уже по самое не балуй замазался, терять ему теперь нечего. В плен умудрился попасть, вызволить нашего парня помог. Случись нам теперь попасть в плен самим, мы же молчать не станем, будем топить полковника по полной программе. И плевать, что нам особой веры не будет. Полковнику от этого едва ли станет намного легче. Проверка по линии СБУ ему теперь уже обеспечена. Потому что всегда и везде военный, побывавший в плену у противника, априори подозревается в измене. Просто так. Для профилактики. Кто с чёртом поручкался, в рай уже не попадёт. Согрешил или нет, не факт, а к амвону лучше не подпускать. И полковник это знает лучше меня, иначе не дослужился бы до своего чина и положения. Так что ему теперь одна дорога – с нами и до конца. А чтобы на той стороне его встретили как можно ласковее, надо очки уже сейчас зарабатывать. Вот так, полковник, я хоть и не аналитик, как ты, но умишком создатель тоже не обделил. И поэтому я с нажимом повторил:
- Ну? Выкладывай.
Полковник, похоже, рассудил здраво, как и я. И, помявшись, всё же сообщил при ребятах:
- Не ходите в Марьинку.
Заметив, что я собрался резво возразить на такую наглость (Ещё бы?! Пленный мне будет указывать?!) полковник опередил меня:
- Обожди, не лютуй. Я не приказываю тебе, я предлагаю вариант повкуснее. Если вы сейчас вломитесь в село и устроите там диверсию, то спалиться можете на счёт «раз». А вот эффекта от этого будет немного. Снарядов к СЗО практически не осталось. Ни здесь, ни в Песках и Авдеевке. Их должны подвезти следующей ночью, из Днепропетровска.
- А откуда ты…
- Не смеши меня, командир. Ты забыл кто я? Я сам два дня назад формировал колонну. И знаю когда, сколько, чего и под какой охраной. И маршрут движения, как и время прохождения тоже знаю. Или ты думаешь я здесь для того только чтобы прогуляться? Улавливаешь?
Ещё бы не улавливать? Конечно, и обязательно. Вывести из строя батарею соблазнительно, но колонну  на маршруте уничтожить проще, и тем оставить без боеприпасов все батареи бьющие по Донецку. Сформировать следующую колонну потребуется время, и не один день. А мы тем временем можем заняться практически бесполезными батареями. К счастью, не мы одни такие крутые. Если послать одновременно пять-шесть групп, то шороху можно навести немало. А то, что полковник сказал дальше, окончательно убедило меня в правильности такого решения:
- Кроме того, с колонной пойдёт передвижная противобатарейная радиолокационная станция. Импортная, с большим радиусом действия. У нас таких всего две. Крайне эффективные штуки. Если уничтожить хотя бы одну, то плотность и точность огня снизится на несколько порядков. Заманчиво, правда?
И полковник хитренько так усмехнулся, понимая, что покупает меня своей информацией со всеми потрохами. Не купиться на такое было бы сложно. Я слышал, что на той стороне появились две передвижные РЛС, английские. Действительно очень точные, эффективные и потому подлые штуки. Плотность и точность огня с ними по нашим батареям повышается многократно. Убить хотя бы одну из них, это же… На передке это сыграет огромную роль. Любой командир ДРГ за такую информацию полжизни отдаст. И я не исключение. Вот только что-то точит меня изнутри, какой-то червячок. Нет, не сомнения даже. Тут другое. Что-то в этом полковнике определённо не так. Чувствую это. Ощущение, что он не пленный, а кукловод. Словно он руководит нашими действиями, подталкивая к определенному ходу событий, нужному ему самому. А я никак не могу понять, в чём подвох. А что есть в его действиях какая-то скрытая заинтересованность, - чувствую.
Однако полковнику я, понятное дело, о своих сомнениях не поведал. Велев Тише присмотреть за пленным, я отошёл с парнями в сторону, и коротко спросил:
- Что скажете?
Азик недоверчиво покрутил головой:
- Как-то всё слишком гладко, Кич. Тишу вызволить помог, на колонну наводит. В чём подляна?
- Понял тебя. А ты, Стасик?
Стасик хмуро посмотрел в сторону полковника, и нехотя согласился:
- Соблазн большой. Только не верю я ему. Может он нас под стволы охраны подставить хочет?
- Слишком громоздко и сложно. Хотел бы сдать меня с Тишей, проще это было сделать в Марьинке. А потом поднял бы по тревоге пару батальонов, прочесал окрестности и вас бы положил на месте. И остался бы в глазах своих героем и в белых одеждах. Короче, принимаю решение. Действуем по наводке полковника. А  если подставит, - грохнем его моментально. Мы по любому рискуем, так не всё ли равно где нас упокоят? Если дело выгорит, представляете, какую помощь мы своим окажем?
Вернувшись к машине, я велел полковнику:
- Говори конкретно.
Выбравшись наружу, полковник потребовал карту. Развернув её, ткнул пальцем:
- Вот здесь по графику колонна будет проходить следующей ночью в три часа, плюс-минус. Место удобное чтобы встретить. В колонне пятнадцать «Уралов» с боеприпасами, передвижная РЛС и два взвода охраны. Я вижу выстрелов к РПГ у вас достаточно, колонну можно раскатать под ноль. Тебе придётся верить мне на слово. Есть только один способ проверить: быть там, в указанное время. Я у вас в заложниках, жизнью рискую так же, как и вы. Если обману, – грохнете меня на месте. Других способов доказать достоверность информации у меня нет.
Ну, да. Ну, да… Всё так. И всё же я не удержался от вопроса:
А с чего это ты такой лояльный к нам? Ты прямо как хорошая жена: ласковая и податливая.  И парня помог вызволить, и такой информацией делишься добровольно. Ведь мог промолчать, а когда будем на нашей стороне, будет уже поздно, колонна дойдёт по назначению. Чего вдруг?
Закурив, полковник с полминуты помолчал, явно что-то прикидывая в уме, потом посмотрел на меня в упор, и жёстко ответил:
- А потому, Игорь, что ты мне нужен для дела. И мне надо чтобы ты мне доверял. Сейчас единственный способ заслужить твоё доверие, - это сообщить крайне важную информацию. Что я и делаю. Для чего нужен, - пока не спрашивай, не отвечу. Хоть на куски режь. Это гораздо важнее моей жизни. Так что прими всё как есть, доверься инстинктам и действуй по обстановке. Вот как-то так.
 У меня челюсть отвисла. Полковник никак не мог знать, как меня зовут! Потому что никто из ребят за всё это время ни разу не назвал меня по имени. Да что там не называли? Даже на нашей стороне немногие знают моё настоящее имя. Откуда оно известно полковнику Генштаба ВСУ, который видит меня впервые в жизни, и который только по случайности попал ко мне в руки?!!

 

Роман Алексея КЛЁНОВА «ДОЛГ без ПРАВА ПЕРЕДАЧИ»

и послесловие Сергея ШУЛАКОВА "БОЕВИК ФИЛОСОФСКОЙ ВЫДЕЛКИ"
опубликованы в шестом выпуске журнала «ПОДВИГ» за 2016 год (ИЮНЬ)

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 352 гостя и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ